Распространение христианства на Северном Кавказе и в Осетии

11 Октября 2004, 20:59
Распространение христианства на Северном Кавказе и в Осетии
В начале I в. от Р. Х. на Кавказе впервые загорелась заря христианства, зажженная пламенной проповедью апостола Андрея Первозванного. Именно тогда он положил первый камень Провославной Церкви Кавказcкой, и с его именем тесно связан древнейший апостольский период распространения учения Христа на Северном Кавказе.

Новый период оживления и расцвета учения христианства произошел спустя несколько столетий. Он тесно связан с именем императора Юстиниана Великого (VI в.) и с проникновением на Северный Кавказ высокой византийской культуры. Шедший из Византии мощный поток передовых идей слился с грузинской струей христианства. Еще в начале IV в. cв. Нина распространила новое учение в Южной Осетии. В ХЦ1 в. утверждению христианства на северных склонах Кавказских гор особенно способствовала царица Тамара. Дар царицы Тамары аланам — икона Моздокско-Иверской Божией Матери — один из памятников того периода.

Примерно в тоже время на Таманском полуострове возник новый очаг православия — Тмутараканское Славянское княжество, при посредничестве которого население Северного Кавказа впервые вступило в общение с Русской Православной Церковью. Внешним выражением процветания христианства на Северном Кавказе в этот период служит древняя Аланская епрахия с центром в горном ущелье Большого Зеленчука. Дошедшие до нас многочисленные древнехристианские археологические памятники в верховьях Кубани, на Теберде и Б. Зеленчуке, в горах Кабарды и на Рим-горе свидетельствуют о том, что влияние Византийской церковной культуры распространялось на огромной территории Северного Кавказа. Христианство принесло сюда передовую византийскую церковную литературу, музыку, архитектуру, живопись. В оживленных и цветущих городах Северного Кавказа раздавались гимны Романа Сладкопевца (V-VI), каноны Андрея Критского (VII-VIII вв.), Иоанна Дамаскина (VII в.), Феодора Студита (VIII-IX вв.). В кафедральном соборе древнего города на Б. Зеленчуке, на пышных и торжественных службах горское население приобщалось к лучшим образцам византийской духовной музыки и литературы. Живые и выразительные фресковые изображения святых на стенах древних храмов прививали горцам представления о византийской живописи. Византийская церковная архитектура нашла здесь воплощение в крестово-купольной конструкции большинства древних храмов. Древние Сентинский, Хумаринский и Зеленчукский храмы являлись замечательными непревзойденными образцами архитектурных сооружений византийских зодчих.

Если Сентинский храм своей изумительной архитектурой поразил даже выдающегося архитектора Иосифа Бернардацци, то можно представить, какое впечатление он производил благородством и стройностью своих линий на Аланскую паству.

С церковных авмонов в тот грубый, жестокий и невежественный век священники провозглашали Слова Евангелия, сея в сердцах своей паствы законы высокогуманной христианской морали. Судя по дошедшим до нас зачаткам аланской письменности на основе греческой графики, в «Домах эллинов», видимо, находились и школы. Рассадниками христианского просвещения могли также служить и монастыри, существование которых можно предполагать по наличию большого числа храмов в древнем городе в Зеленчукском ущелье. Не менее плодотворным было культурное влияние на горцев Грузинской церкви. По вмзантийским источникам, абхазский царь Георгий II стал главным инициатором крещения аланов в Х веке.

Затем над Северным Кавказом пронесся черный смерч монгольско-татарского нашествия. Культурное влияние византийской церкви было подавлено и почти уничтожено после завоевания Византии
турками. Однако непогасшие огоньки христианства, вопреки всему, еще долго продолжали светиться на руинах аланских городов.

Начало русской колонизации Северного Кавказа открыло новый период в истории распространения христианства. Однако прошло еще много лет, прежде чем Русская Православная Церковь смогла начать планамерную миссионерскую деятельность среди горских народов. Этому предшествовали закладка Кизлярской крепости в 1735 г., учреждение в Кизляре в 1738 г. Крестовоздвиженского монастыря и устроение Осетинского подворья в 1745 г. Сперва Осетинская духовная комиссия, а затем Моздокско-Маджарская епархия во главе с епископом Гаием начали миссионерскую работу среди потомков алан-осетин, наиболее сохранивших из всех горских народов пережитки христианской веры в своих религиозных воззрениях. Усилившаяся в конце XVIII в. русская колонизация Северного Кавказа, где уже в 1787 г. было основано около 35 сел с 30 000 душ мужского пола, выдвинула необходимость внутренней миссии среди русской христианской паствы.

C тех пор в развитии христианства на Северном Кавказе наметились и определились две смежных линии: одна — внешняя миссия, направленная на иноверцев-горцев, другая — внутренняя миссия, обращенная к русскому православному населению. На протяжении всего XIX в. вся деятельность православных иерархов сначала Астраханской, затем Донской и, наконец, Кавказской (позже Ставропольской и Владикавказской) епархий была сосредоточена на разрешении этих двух задач миссионеров на Северном Кавказе. Им и были подчинены все повседневные епархиальные дела: храмоздание, школьное просвещение, создание миссионерских братств, забота о духовно-учебных заведениях, перевод богослужебных книг на языки просвещенных христианством иноверцев и пр. Кроме внутренних врагов — старообрядчества и сектанства, Кавказская церковь вынуждена была отражать натиск нового воинствующего течения ислама, так называемого мюридизма. Упорная многолетняя борьба с мюридизмом велась на Северном Кавказе не только с помощью военных сил; важно было еще и духовными средствами парировать пропаганду ислама среди осетинского христианского населения.

Благодаря невероятным усилиям Русской Церкви удалось вырвать из объятий ислама большинство осетинского населения. Значительную помощь ей оказало в этом учрежденное в 1880 г. «Общество восстановления православного христианства на Северном Кавказе».

Весь исторический ход развития христианства в Северной Осетии, где действовали такие выдающиеся миссионеры, как епископы Гай и Иосиф воочию подтвердил, какое значение для дела христианской миссии имеют широкая просветительская деятельность церкви на родном народу языке, создание письменности, учреждение широкой сети христианских школ. Именно благодаря этому христианство оставило глубочайший, навеки неизгладимый след в истории культуры осетинского народа. На кресте, водруженном христианством в горах и лесах Северного Кавказа, стояли притягательные слова: «Мир и любовь». «Сим победиши» — можно было сказать об этом символе христианства и в применении к горским народам северного Кавказа.

Гедеон, митрополит Ставропольский и Бакинский.

Оцените материал:

(Голосов: 4, Рейтинг: 3)

Авторизуйтесь пожалуйста, чтобы иметь возможность оставлять комментарии к статьям:
Логин:
Пароль:
Войти как пользователь:
Регистрация
Забыли пароль?
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов: