Территория Двалетии

9 Ноября 2004, 14:16
Территория Двалетии
Говоря о территории Двалетии, прежде всего следует упомянуть о локализации тех племен, о которых сообщают дрение авторы (Плиний Старший, Птоломей), и под которыми можно подразумевать двалов. Но нужно помнить, что античные авторы имели туманное представление о племенах их Северного Причерноморья и Кавказа, что признают такие авторы, как Плиний, Страбон. У Плиния (II в. до н. а) мы читаем: «Пространство между Танаисом и Нарбоном, обращенное к северу, неизвестно нам по настоящее время… Нужно полагать, что говорящие или пишущие что-либо об этих странах сами ничего не знают и рассказывают басни»…Страбон пишет: «…Неизвестность господствует и относительно прочих северных стран, лежащих далее, ибо мы не знаем ни бастарнов, ни савроматов и вообще никого из живущих выше Понта». И у последующих античных писателей, в том числе у Птоломея не было точных представлений о на народax Северного Причерноморья и Северного Кавказа. Поэтому к сообщаемым ими сведениям нужно относиться сугубо критически.

Все это хорошо знает и В. R Гамрекели. Он говорит: «Знакомство с античной историко-географической литературой убеждает, что античные писатели к I в. н. э. вообще не могли дать обоснованную и убедительную "характеристику отдельных мелких племен Северного Кавказа. Все их свидетельства в этой области часто лишены реального основания, основаны не на непосредственном знакомстве с фактами и описываемыми объектами, а имеют своим источником домыслы авторов или устные рассказы некомпетентных третьих лиц».

Тем не менее, вопреки сказанному, В Н Гамрекели, основываясь на сообщениях Плиния и Птоломея о талах и валах, делает не обоснованней ничем другим вывод что двалы на рубеже нашей эры занимали среднюю часть северо-кавказской равнины и предгорий. «Как видно из свидетельства Плиния и Птоломея, — пишет он – она (т. е.- „Северная сторона центральной части Кавказских гор“) была фактически засеяна „тал-валл-валами“, т. е. двалами».

У Плиния упоминаются одновременно два этнонима, которыми можно подразумевать двалов. О талах он пишет: «Сзади него (г. Питиума) в Кавказских горах живет сарматский народ — эпагериты, а за ними — савроматы. К последним бежал Митридат при императоре Клавдии. Он рассказывал, что в соседстве с ним живут талы, которые с востока доходят до устья Каспийского моря». Из Сообщения Плиния видно, что источником его был Митридат, долгое время после пленения проживавший в Риме. В. Гамрекели сближает название талы с осетинским названием двалов — туал(тæ).

О племени валлов Плиний пишет: «…От Кавказских ворот в Гурдинсских горах живут валлы и суавы, племена, незнакомые с культурой, однако умеющие добывать золото в рудниках». Сведения эти о валлах Плиний почерпнул от военачальников, совершавших поход на Кавказ, и ситуационных карт, о которых он сам упоминает ниже.

При оценке приведенных сведений Плиния о талах и валлах приходим к заключению, что, во-первых, Плиний следовал своим источникам, не имея точного представления о племени, о котором шла у него речь, что первый источник— устные рассказы Митридата о талах заслуживают меньшего доверия, чем источник, в котором сообщается о валлах (военные карты). Потому пределы расселения талов (до Каспийского моря) указываются совершенно произвольно и не подтверждаются никакими другими источниками.

В. Н. Гамрекели привлекает это сообщение Плиния, локализующее талов до Каспийского моря, с целью подкрепления своей ничем не обоснованной концепции, по которой в начале нашей эры и на равнинах Северного Кавказа обитали не аланы, а двалы. Если бы двалы были столь, многочисленными племенами, занимавшими такую обширную территорию, то о них писали бы и другие античные авторы, и в первую очередь такой сведущий географ, как Страбон, который в своей географии даже не упоминает о самом существовании двалов. Неизвестны двалы и другому выдающемуся автору, Тациту, дающему ценные сведения о сарматах Северного Кавказа.

Более реальными являются сведения о местожительстве валлов—от Кавказских ворот и далее на запад. Что Кавказские ворота, т. е. Дарьяльский проход мог быть конечным пунктом с севера территории валлов — это не противоречит тем данным, которые известны в последующей литературе о Двалетии. Однако, вызывает отождествление названия «Гординские» горы с Куртатинскими горами. По меньшей мере, сомнительно, что и название «Куртатинское» существовало во время Плиния. По преданиям местного населения, название это произошло от Курта, родоначальника куртатинцев,

Птоломей помещает валлов между «Керванскими горами и рекой Ра» ( т. е. Волгой). Локализация эта лишена всякого правдоподобия и лишний раз показывает, насколько географические представления древних авторов были далеки от действительности. Ошибка уже отмечалась в литературе (Томашек). Тем не менее, сведения Птоломея В. П. Гамрекели приводятся для доказательства того, что двалы в начале н. э. заселяли не только горы, но и низменность Северного Кавказа.

О территории двалов имеются некоторые указания в армянской географии VII в. В ней они называются в перечне мелких племен в районе Дарьяла. По-видимому, география помещает их выше Дарьяла, на той территории, которая, по следующим данным, исторически относилась к Двалетии.

Сведения о территории двалов содержатся в «Памятнике эриставов». Прежде всего, в нем ясно указывается, что двалы обитали не только на северном склоне хребта, но и на юге от него. Упоминаются «нижние» двалы, «черные» двалы (по-видимому, в противоположность «белым двалам» Магран-Двалети), кошкоосебурцы, тамсис-мтисвельцы, згубиро-рокцы. В числе других мест упоминается Тлисис-хеви. Таким образом «Памятник» ясно локализует двалов по ущелью, в районе Кошки (Ванели), Рок, Згубир. Встает вопрос: обитали ли двалы в Джавской котловине? В. Н. Гамрекели решительно утверждает, что в период XIII—XIV вв. здесь двалов не было. Что в «Памятнике эриставов» нет упоминания о населенных пунктах Джавской котловины, это еще не значит, что там двалов не было.

«Памятник» не является географическим руководством, описывающим все населенные пункты ущелья Б. Лиахви и других ущелий. О населенных пунктах упоминается в связи с происходившей там борьбой между двалами и эриставами. А эта борьба большей частью происходила в глубине ущелий. Поэтому в «Памятнике» упоминаются лишь населенные пункты высокогорной зоны — Тли, Згубир и т. д.

Наконец, в «Памятнике» дается ориентир для определения южной границы Двалетии. В нем читаем: «Войска Шалвы сожгли и разрушили все замки от Трусо до Ачабети». Эти слова дают основание для вывода, что территория Двалетии простиралась с севера на юг в пределах Трусо — Ачабети.

Нельзя сказать, что южная граница Двалетии всегда, на протяжении веков, оставалась стабильной. Этому должны были препятствовать повторявшееся передвижение населения с гор на равнину ( а временами и в обратном направлении в связи с нашествиями внешних врагов) и происходившая ассимиляция горцев-осетин грузинами. Эта ассимиляция происходила на протяжении многих веков. Малоземелье гнало горцев на равнину, где они быстро растворялись среди грузинского населения, о чем свидетельствуют фамильные названия и предания.

Не говоря уже о многочисленных огрузиневших осетинских фамилиях (с окончанием на «швили»), рассеянных в Картли и даже в Кахетии, есть грузинские фамилии, сохранившие память о своем осетинском происхождении. Таковы, например, в Цхинвальском районе фамилии Касрадзе, Церадзе, Окропиридзе и др. В подавляющей своей массе же ранее ассимилировавшееся население давно утратило всякое воспоминание о своем осетинском происхождении. При таком положении неправильно было бы предположить, что на юге Двалети исторически прочно установилась демокрационная этническая линия.

Грузинскому влиянию до известной степени подверглись и оставшиеся в горах осетины. В связи с этим можно дать объяснение сообщению Вахушти о том, что до переселения осетин в Магран-Двалети жили грузины. Поскольку Магран-Двалети искони являлась частью Двалетии, в этих грузинах следует видеть двалов, испытавших грузинское влияние.

Трудно сказать, в какой степени произошла эта «картизация» двалов Магран-Двалети, но из всех данных явствует, что двалы здесь всегда сохраняли свою этническую самобытность. Двалетия всегда, несомненно, имела этнические и культурные связи с равниной. В частности, она имела связи с такими пунктами, как Цхинвали. Не только экономические, но административные связи. Так, по сообщению грузинской хроники в царствование Луарсаба II (1606—1616) правителем Цхинвали и Двалети был Георгий Саакадзе.

О территории Двалетии наиболее конкретные сведения дает «География» Вахушти. «Выше уже были приведены сведения об этой Двалетии, — пишет Вахушти, — которая разделяется на ущелья и называются они так: Касрис-Хеви, Зарамага, "Жгеле Нара, Заха, Трусо, Маграндвалети и, кроме того, Жители Большой Лиахви, Кснис-Хеви и Кударо тоже суть двалы, выселившиеся из этой Двалети». По-видимому, эти последние ущелья Вахушти не считает исконной территорией двалов.

Однако здесь нельзя не отметить, что по данному вопросу Вахушти находится в противоречии с «Памятником эриставов», по сведениям которого двалы обитают в ущелье Б. Лиахви еще в XIII—XIV вв., т. е. это ущелье в средние века составляло часть Двалети.

В грузинских источниках с древнего времени нередко упоминается о «пути Двалети», по которому совершались походы или переходы на север. Этот путь шел по ущелью Большой Лиахви и вел к перевалам. Иногда он назывался «путем Ачабети». Так, «Картлис цховреба» сообщает: «Вернулся из Имеретии царь Георгий и, узнав об измене двалов эриставу Ксанскому, разгневался и пошел против них. Двинулся он по пути Ачабети». Другой путь вел по ущелью притока Б. Лиахви Паца и выходил через перевал в ущелье р. Джоджора (Кударо). Эти пути показывают, что территория, по которой они проходили, с древнего времени была заселена двалами и называлась Двалети. Территория эта включала не только верховье Б. Лиахви (Магран-Двалетии), но, как видно из сведений «Памятника эриставов», простиралась ниже, примерно до Ачабети.

К территории Двалети Вахушти относит и Хеви т. е. ущелье Терека выше Дарьяла (нынешний Казбекский район). «Но ущелье, которое мы описали в Картли, — говрит он, — также принадлежит Двалети, но так как картлийские цари прочно овладели ею, то назвали ее именем Хеви». Это сообщение Вахушти согласуется со сведениями Плиния и анонимной армянской географии VII в., локализующими двалов в районе Дарьяла.

Картлийские цари, очевидно, в политико-стратегических целях считали необходимым овладение этим ущельем.

Ученые-путешественники Гюльденштедт и Клапрот дают краткие сведения о Двалети. Гюльденштедт локализует Двалети (у него Дванета) на реке Джоджора (у него Джоджо) и перечисляет ряд населенных пунктов в Кударском ущелье и отчасти в ущелье р. Паца, притока Б. Лиахви (Джавистави, Машхара, Чесельта). По словам Клапрота, «Двалети в широком смысле этого слова есть общее название всех южных осетин, поскольку они принадлежат Грузии или Имеретии». Однако собственно Двалети он также помещает на р. Джоджора, повторяя те же названия сел, какие перечислял Гюльденштедт.

Названные ученые, хотя и не дали специального исследования о Двалети, но внесли корректив в «Географию» Вахушти, называя Кударо основной территорией Двалети.

Говоря о территории Двалети, отметим, что акад. И. А. Джавахишвили в своем труде «Границы Грузии» дает лишь самое общее указание на территорию Двалетии, локализуя ее между двумя хребтами — главным и боковым, считает ее северной пограничной стороной Грузии. Он пишет, что «с древних времен Двалетия принадлежала Грузии, на эту границу особое внимание было обращено с XII в.».


З.Ванеев «Избранные работы по истории осетинского народа.» — Цхинвали; Ирыстон, 1989.

Оцените материал:

(Голосов: 3, Рейтинг: 3.33)

Авторизуйтесь пожалуйста, чтобы иметь возможность оставлять комментарии к статьям:
Логин:
Пароль:
Войти как пользователь:
Регистрация
Забыли пароль?
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов: