«Не бизнесмены пришли во власть, а власть позвала их»

6 Ноября 2015, 21:28
«Не бизнесмены пришли во власть, а власть позвала их»
Александр Солженицын, вернувшись в Россию после долгого пребывания за границей, с удивлением заметил, что одни и те же люди во власти крутятся, меняются местами, но никуда из нее не уходят. 

И вот впервые за многие годы в Северной Осетии приспела самая радикальная смена кадров.

Тамерлан Кимович, на минувшей неделе завершилось формирование нового правительства республики. Мне показалось, что процесс растянулся дольше, чем вы планировали. Трудности с подбором кадров или другие причины?

Осетия, слава богу, не оскудела талантами, в республике много образованных и способных людей, настоящих патриотов, но для того чтобы сделать жизнь наших граждан достойной, одного патриотического огонька, одного желания мало.

Критерии отбора на государственную службу, на мой взгляд, должны быть следующие: компетентность, профессионализм, понимание проблем республики и умение работать на конечный результат. И во главе угла должны стоять интересы наших граждан.

А опыт? Жизненный, трудовой…

Есть банальная, но верная фраза: надо доверять молодым. Да, не всех наверняка знают в лицо, но это дело поправимое.

Вот заголовок одной из центральных газет: «Ключевые посты в правительстве Осетии заняли бывшие бизнесмены».

Нет, не все они бизнесмены, это было бы перегибом, там есть и бюджетники, и управленцы, баланс соблюден.

Бизнесмены во власти – это хорошо или плохо?

Не могу сказать, что однозначно хорошо. Для меня власть и бизнес – это две разные планеты, которые не пересекаются. У каждой из них своя функция. И я, пусть на этот счет ни у кого не будет сомнений, не допущу слияния власти и бизнеса. Правительство останется правительством и будет выполнять четко прописанные задачи, которые стоят перед исполнительной властью. Но на данный момент республике нужно плодотворное сотрудничество всех слоев общества для решения актуальных проблем. Более того, приход в государственные и муниципальные органы власти людей, имеющих опыт управления успешными предприятиями, может оказать положительное влияние на экономическое развитие республики. И еще хочу внести ясность: не бизнесмены пришли во власть, а власть позвала их поработать на республику.

Но ведь бизнесмен – это не профессия, это образ жизни и мышления, ориентированный на извлечение прибыли или иной выгоды из своей деятельности. И участие во власти бизнесменов происходит главным образом с целью лоббирования собственных интересов.

Я в своей жизни встречал немало состоятельных людей, которые не на словах, а на деле стремились сделать что-то полезное для своей республики, сделать что-то доброе для сограждан. Предприниматели – они ведь очень разные. От откровенных хапуг, постоянно балансирующих «на грани фола», у коих, как говорят в народе, бедный человек зимой снега не допросится, и до тех меценатов, которых наш президент Владимир Путин обобщенно называет социально ответственной бизнес-элитой. И в очень сложное для нашей республики время мы все должны быть вместе, должны быть консолидированы.

Плохое не в том, что бизнесмены хотят быть депутатами, государственными служащими. Плохо другое – если в качестве единственного побудительного мотива выступают тщеславие, статусность или желание крышевать свой бизнес, а не забота о благополучии своего народа. Но для того, как говорится, и щука, чтобы карась не дремал.

Всех ли вы кандидатов знали лично? Если да, то сколько времени?

Достаточно, чтобы определиться с выбором. Учесть риски и преодолеть сомнения.

Одно скажу определенно: не было процедуры гадания или бросания костей для определения того, чей жребий из кандидатов выпадет. Каждому назначению предшествовали обсуждение, анализ и оценки кандидатов по обозначенным выше критериям.

Скажи мне, кто твой друг, и я… Можно ли по новой команде судить о вас?

Почему только обо мне? Команду мы подбирали вместе с председателем правительства Вячеславом Битаровым. И мы ее считаем дееспособной и перспективной. Когда на первом совещании я изложил свои, скажем так, не просто жесткие, а очень жесткие, требования к кабинету министров, у каждого из присутствовавших была возможность взять «самоотвод», заявить о добровольной отставке – с отходом на прежние позиции. Я бы это понял и не осудил. Но малодушных не оказалось, значит, все готовы к работе в непростых условиях и экстремальном режиме.

Чтобы принять на работу новых людей, нужно высвобождать места. Как встречались ваши решения об увольнении?

Я бы сказал: никакого шока. Спокойно, с пониманием того, что пожизненных постов нет, что власть должна меняться.

Это солидные люди, опытные, влиятельные, их не надо водить за ручку и трудоустраивать, как выпускников вузов. И еще, скажем прямо, чиновники у нас – не самая бедная часть населения, у кого-то из них есть бизнес, другие профессионально подготовлены по разным направлениям человеческой деятельности и без особых помех найдут применение своим способностям. В общем, не пропадут.

Глава Комитета Госдумы по конституционному законодательству и госстроительству Владимир Плигин охарактеризовал вас как «мужественного человека и эффективного депутата, который всегда руководствуется государственной точкой зрения и при этом имеет собственное мнение по каждому вопросу».

А как вы отнесетесь к тому, что ваши подчиненные тоже будут иметь собственное мнение по каждому вопросу?

Абсолютно спокойно и с пониманием. Но только в том случае, если это мнение будет высказано, во-первых, обоснованно, компетентно, аргументированно и, во-вторых, до принятия мной окончательного решения по обсуждаемому вопросу.

В интервью «Российской газете» Вячеслав Битаров заявил, что «перед министерствами будет стоять задача сократить раздутые до неимоверности штаты». Но, согласитесь, все должно начинаться с верхов, пример прежде всего должны подать сами Агузаров и Битаров.

Кое-что нами уже сделано: оптимизировали штаты, сократили число вице-премьеров, заместителей министров, упразднили Совет экономической и общественной безопасности…

Вы говорите, что упразднили Совбез. Но как это решение коррелируется с тем, что в перечне конституционных функций исполнительной власти обеспечение безопасности граждан, общества, государства прописано первым пунктом?

В данном случае надо учитывать, что Северная Осетия по коэффициенту силового и правоохранительного присутствия на душу населения или на квадратную единицу территории выделяется не только в России, но и в Европе. Безопасностью есть кому заниматься. Но это совершенно не означает, что правительство республики самоустраняется от этой наиважнейшей задачи. Наоборот, мы самым активным образом будем сотрудничать со всеми федеральными и местными структурами в области противодействия терроризму и коррупции, не подменяя и не дублируя друг друга, но рационально используя свои полномочия и ресурсы.

И политологи, и обыватели в один голос говорят, что Тамерлан Агузаров унаследовал не только неподъемный внешний долг и спад производства в республике, но и конфликты на «межэлитной почве», один из которых минувшим летом вырвался в публичное пространство резонансным скандалом. 

Плохо, когда члены правящей партии не могут ужиться под крышей одного ведомственного здания. Такое поведение представителей власти разрушает общество, подрывая веру в эту власть. Клановая система управления республикой, как зубы дракона в древнегреческом мифе, дала опасные всходы, укрощать которые придется нам всем вместе.

От поездки министра ЖКХ Игоря Шаталова в Алагир жители района ждали не только инспектирования водозаборов, что само по себе очень важно, но и смены директора предприятия «Алагиркоммунресурсы» – одного из виновных в массовом отравлении людей в июне текущего года, который как ни в чем не бывало продолжает занимать должность.

Правда ли, что в отношении пред-ставителей некоторой фамилии, их ставленников и приближенных у Главы республики действительно «руки коротки»?

– Отравление людей произошло из-за халатности и безответственности руководства района и водоканала. По этому поводу были и оргвыводы, и проверки правоохранительных органов. И эта работа будет продолжена. А то, что власть руководителя республики не распространяется на нерадивого чиновника – это банальный «слив» недостоверной информации. Я понимаю, что есть игроки, которые, имея на руках слабые карты, отчаянно блефуют, повышая ставки посредством таких «сливов». Но при чем тут фамилия? Нет в Осетии такой фамилии или такого ее представителя, к которым у меня была бы хоть капелька предубеждения. Я сужу по делам и спрашиваю за результат. Будь он хоть сто раз Агузаров, Бараков, Хадарцев, Плиев или кто-то другой.

Сергей Степашин, председатель наблюдательного совета Фонда содействия реформированию ЖКХ, в ходе своего недавнего визита во Владикавказ буквально ужаснулся от того, что предстало его взору: разбитые, неухоженные улицы, множество домов в аварийном состоянии, а самое главное – изуродованный стихийной автостоянкой на месте бывшего кинотеатра «Октябрь» и всевозможными «уплотнительными» застройками исторический центр города.

А на мой взгляд, он проявил невиданную деликатность. Потому что ситуация намного хуже. Она изнутри хуже, а не только для глаз внешнего наблюдателя.

Горожане, жители республики все видят, понимают, но, как мне кажется, масштаб кромешности, я уже употреблял это слово, в которой мы все оказались, вряд ли до конца осознают.

Мне иногда кажется, что по Осетии кризис ударил еще сильнее, чем по России в целом.

Хорошая формула есть в нашем языке – «в целом». Или «в принципе». То есть, не вдаваясь в нюансы конкретной ситуации или конкретного вопроса, говорить о чем-то как таковом.

Я и не намереваюсь вдаваться в эти самые нюансы, но с полной уверенностью могу сказать, что никогда у республиканской власти не было такого низкого рейтинга, который существовал до вашего прихода.

Рейтинги для меня – это вопрос скорее абстрактно-научный, чем прикладной. Да и массовое мировоззрение не всегда соответствует реальности. Конечно, надо анализировать результаты социологических исследований, но интерпретировать очень «аккуратно».

В латинском языке есть понятие nudaveritas – «нагая истина», или, как у нас говорят, «голая правда». Так вот, голая правда о Северной Осетии состоит в том, что пропасть между властью и обществом достигла своего апогея. Что мы, как говорит вице-спикер парламента Станислав Кесаев, «не просто банкроты, а намного хуже». Налицо кризис государственного управления. Мизерные налоги в бюджет – разве это не один из его признаков?

Говорил и скажу еще раз: для меня кресло Главы республики – не трон, не престол. Настанет время, и на смену мне придет кто-то другой. Я не знаю, когда и кто, но уже сейчас хочу быть перед ним честным.

Владикавказ изначально замышлялся как немногоэтажный город, и не потому, что технологии не позволяли, а чтобы с любой точки была видна ослепительная панорама гор – главная достопримечательность столицы республики. Теперь пошла мода на противоестественные для эстетики города высотки. Есть ли какой-то выход?

Есть, но только один – отдаление от власти тех, кто все последние годы определял и архитектурную, и градостроительную, и социально-экономическую политику в республике. И, насколько это возможно, исправление совершенных ошибок и безобразий.

Люди, претендующие на уважение в обществе, не могут позволить себе так изгаляться над архитектурным обликом Владикавказа, вырубать цветущие сады и сосновые рощи – легкие города. Можно и нужно рапортовать о введенных в строй метрах жилья, но не нужно забывать о пухлых списках граждан, покинувших и продолжающих покидать горные поселения по причине отсутствия там нормальных условий жизни. Куда-то еще не проведен газ, где-то трудности с питьевой водой…На наших глазах с каждым годом уменьшается число жителей горных сел и расширяется Владикавказ, что приводит к разрушению многовекового культурного уклада и демографическому напряжению в равнинной части республики.

Нужно строить жилье и развивать инфраструктуру не только в городах, но и в сельских поселениях, в горных районах. Необходимо продумать меры по устранению перекосов в нашей строительной политике – это одна из насущных задач.

Можно представить, сколько сейчас у вас появилось новых родственников и друзей, о существовании которых вы раньше и не подозревали. Что с ними будете делать?

Да ничего я с ними делать не собираюсь – пусть живут себе на здоровье.

По первым месяцам правления у некоторых наших сограждан сложилось о вас впечатление как о малоразговорчивом и суровом человеке. Дескать, на многих фото взгляд мрачный и даже злой. Вам не претит такой имидж?

В какой-то мере это для меня новость. Считаю себя вроде бы жизнерадостным и незлобивым. Может, это связано с тем, что не люблю, когда меня фотографируют, и наверняка непроизвольно, незаметно для себя злюсь.

В вашем окружении не понаслышке знают, в каком режиме вы работаете все пять месяцев.

Я не думаю, что так будет всегда, но сейчас по-другому не получается. Не хочу говорить, что до меня тут никто не работал, но вы не представляете, сколько еще предстоит сделать!

Думаю, еще два-три месяца, и система работы будет налаживаться. Тогда, может быть, некоторые воскресенья станут выходными.

Вопрос немножко не по теме, но на злобу дня. После посещения Владиславом Сурковым Цхинвала прозвучало множество комментариев как федерального, так и местного уровней относительно заявления Леонида Тибилова о референдуме по вхождению Южной Осетии в состав России, а вы воздержались. Почему? Трактовать можно по-разному, вплоть до того, что вы против такого развития событий.

Знаете, содержанием политического высказывания редко бывает истина в философском ее понимании. А политик – скорее, шахматист, чем философ. Его цель – сделать удачный ход, чтобы укрепить положение своей страны, своей республики.

Вопрос о вхождении Южной Осетии в состав России очевиден не на уровне плаката или лозунга, а на уровне нашего национального сознания, ориентированного на вечный союз с Россией. Но чем глубже мы начнем погружаться в исследование этой проблемы, особенно в преломлении к нынешней ситуации в России или мировой политической конъюнктуре, тем менее простой она станет в наших глазах.

А Леонид Харитонович действительно сделал сильный ход – он с высокой трибуны подтвердил готовность народа Южной Осетии самой демократичной формой волеизъявления еще раз показать историческую общность наших народов. И сам же потом прекрасно прокомментировал сказанное, отсеяв от него некоторые искажения и неточности. В моей поддержке никакой необходимости не было. А если будут нужны согласованные действия или совместные заявления, никто из нас не заставит себя ждать.
 

Оцените материал:

(Голосов: 2, Рейтинг: 5)

Авторизуйтесь пожалуйста, чтобы иметь возможность оставлять комментарии к статьям:
Логин:
Пароль:
Войти как пользователь:
Регистрация
Забыли пароль?
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов: