Станет ли Кавказ Давосом

25 Февраля 2014, 00:20
Станет ли Кавказ Давосом
Что такое жить в одной из республик Северного Кавказа может понять только человек, который здесь родился и вырос. При слове"Кавказ" у жителя остальной части России возникает определенный ассоциативный ряд, и чего уж тут лукавить, далеко не всегда он бывает радужным. Не последнюю роль в этом списке занимают такие понятия, как "политика", "дотации", "терроризм" и "безработица". За ними совершенно безнадежно теряются любые положительные тенденции, о которых властные элиты Северо-Кавказских республик,не жалея средств на федеральные печатные площади и телеэфиры центральных каналов, отчаянно пытаются рассказать широким массам. В свою очередь руководство страны раз за разом также отчаянно пытается выстроить пресловутую политику на Кавказе.Стала ли эта политика за последние годы более оформленной? Дало ли результат выделение из Южного Федерального округа -СКФО и назначение в проблемную территорию полпредом - управленца сполномочиям вице-премьера? Своими мыслями по этому поводу с нашей газетой поделился известный российский политолог, доктор политических наук Игорь Панарин.


- Игорь Николаевич, как сегодня выстраиваются векторы российской политики на Кавказе?

- Начнем с того, что февраль для нас любопытен сочинской Олимпиадой, в которой участвуют более 80 стран мира и на которую прибыли 44 лидера государств, в том числе, глава одной из ключевых стран мира - Китая. В этом контексте символично, что свой первый зарубежный визит китайский лидер совершил именно в Россию и именно на Кавказ, и это, несмотря на желание американцев, чтобы первой страной, которую он посетит, стала Америка. Кроме того, зимняя Олимпиада, которая в эти дни проходит в Сочи, впервые вышла за рамки чисто спортивного мероприятия и стала местом международных встреч.Это говорит о том, что один из стратегических векторов сочинской Олимпиады- превращение Кавказа, в том числе, в одну из политических международных дискуссионных площадок. Сегодняшняя Олимпиада, это не только спортивное мероприятие, но, в том числе, и политика. И здесь само по себе решение Путина о проведении Олимпиады в Сочи является, с моей точки зрения, как раз одним из краеугольных камней новой кавказской политики России, которое влечет за собой ряд составляющих. Прежде всего привлечение к Кавказу внимания как к новой политической площадке. Мы видим, что в рамках Олимпиады все проходит на высоком организационном уровне - это говорит о том, что проведена колоссальная работа. Я не исключаю, что Давос (Всемирный экономический форум - швейцарская неправительственная организация, наиболее известная организацией ежегодных встреч в Давосе. На встречи приглашаются ведущие руководители бизнеса, политические лидеры, видные мыслители, журналисты) который медленно умирает, мог бы быть реструктурирован здесь на Юге России. Считаю, то что сегодня происходит в Сочи - это в каком-то смысле попытка создать на территории Кавказа свой новый политический Давос - площадку, которая бы позволяла одновременно политическим игрокам не только проводить переговоры, но и отдыхать. 
Это, с моей точки зрения, начало новой стратегической политики. Но отсюда возникает вопрос, какая площадка если на Кавказе длительное время были конфликты. И сразу встает вторая задача - обеспечение безопасности. Поэтому вторая стратегия - это создание вокруг сочинской площадки пояса стабильности, который охватывал бы не только территорию Краснодарского края, но и республик Северного Кавказа. Так, последние четыре года Александр Хлопонин в ранге полпреда создавал второй пояс добрососедства. Одновременно превращая зону достаточно сложных и межэтнических конфликтов и экономических проблем в территорию, которая бы притягивалась к новому политическому полюсу.

- По Вашему мнению Хлопонину это удалось?

- В целом за четыре года нельзя сказать, что были достигнуты феноменальные результаты. Достаточно много ошибок. Мешали и коррупционные проблемы. Но с другой стороны нельзя не видеть, что эта стратегия, пусть медленно и вязко, но тем не менее осуществляется.Третья задача - это стабилизация властных элит в регионе Кавказа и налаживание комфортных отношений между элитами. С моей точки зрения и этот курс достаточно ровно и стабильно осуществляется. Да, и здесь бывают срывы, но они более или менее регулируются.Политика федерального центра нацелена на создание комфортных условий в Кавказском регионе и минимизацию тех угроз со тороны внешних игроков, которые пытаются играть на безработице, социально-экономических трудностях, внедрении радикальных течений, направленных на дестабилизацию. При этом объектом их влияния становится прежде всего молодежь.

- То есть, можно делать вывод о том, что Кавказ для России сегодня один из приоритетов?

- Да, я считаю Кавказ для России сегодня - один из главных приоритетов и это созидательный приоритет стратегической линии Президента Путина, который в принципе поддерживается большинством политической и экономической элиты страны.

- В среде либералов сегодня популярна риторика о том, что в Кавказский регион втапливаются большие деньги, а отдачи от этих вложений нет. Но разве нельзя назвать "отдачей" то, что ситуация в регионе сегодня более или менее стабильна. И это при том, что ее, как Вы уже упомянули, неустанно "подогревают" извне.

- Считаю, это совершенно верный вывод. Сегодня здесь спокойная стабильная обстановка, когда идет строительство автомобильных дорог, курортов, другой инфраструктуры. Опять же, может быть, эти процессы идут медленно и не всегда идеально, но тем не менее это строительство реально идет. Примем также во внимание август 2008, когда после вооруженного конфликта от федерального центра требовались достаточно большие финансовые вложения и в Абхазию, и в Южную Осетию для помощи по их восстановлению.

- Если говорить о начале 2000 годов, то фактически это было время, когда стоял вопрос о потере Россией Кавказа. Сегодня вопрос не стоит в такой плоскости.

- Вопрос так не стоит, в настоящее время речь идет о том, насколько эффективно тратятся ресурсы, но, повторюсь, разве обретение в Кавказском регионе стабильности - это не эффективный результат?Сегодня это воспринимается так, будто само собой появилось, но это неверно. И здесь надо говорить о том, что курс взятый Президентом был правильный. Возможно, проводится недостаточно информационно-разъяснительной работы по реализации реальных достижений. Я как-то летел на Кавказ с бизнесменом из Москвы и спрашиваю его: ну как там? На мой вопрос он мне ответил, что год назад знакомые отправляли его чуть ли не на смерть, а теперь он говорит, что проездил все кавказские регионы и искренне удивлен тем, что реальная жизнь здесь гораздо лучше, чем показывают на телеэкранах. Это проблема определенной кавказофобской информационной политики. То есть у тех, кто здесь побывал, совершенно другие ощущения. Я проводил мини-экспертный опрос, в котором был перечень угроз стабильности на Кавказе. К моему удивлению, эксперты поставили на первое место угрозу негативной информационной политики федеральных СМИ по отношению к Кавказу. Причем речь идет вообще об отсутствии позитива с территории всего кавказского региона. Ощущение, как будто стоит задача - дать или ничего, или плохо, или факты короткой строкой. С моей точки зрения задача федерального центра изменить информационную политику хотя бы государственных телеканалов.Понятно, что частные каналы могут давать картинку, какую им вздумается.
 
- Что касается государственных каналов, то здесь ситуация с информационной политикой вокруг Кавказа выглядит вообще странно.

- Причем это странно выглядит не только по отношению к Кавказу. Я приведу пример: есть пять приоритетов проведения внешней политики России, в их числе взаимоотношение со странами СНГ и Евразийская интеграция, но если посмотреть сетку телевизионных потоков, то этот приоритет оказывается на последнем месте. На наших телеканалах больше информации по странам Запада и Европы, но нет ни Армении, ни Казахстана. Они просто отсутствуют. Это системная стратегическая ошибка.

- Самое парадоксальное в том, что это на самом деле не какой-то злой умысел...

- Так и есть - это не злой умысел. Я бы это оценил как недоработку или недооценку. Руководителям государственных телеканалов необходимо ставить целевые задачи по активизации информационной политики, в том числе и в отношении кавказских республик.

- Что касается Кавказа, то у Хлопонина ведь были попытки переломить ситуацию. С его приходом в республиках стало проводиться много различных мероприятий, для участия в которых приглашались гости со всей России и даже из-за рубежа. Ставка на то, что увидят, уедут домой и там расскажут. Но вместе с этим мы опять же сталкиваемся с тем, что даже эти, зачастую масштабные мероприятия, не всегда находят отражение на федеральных каналах.

- Это так. Даже посмотрим форум в Пятигорске, который прошел в конце прошлого года. На него съехались практически все главы регионов СКФО. Но ни один центральный телеканал, кроме региональных, не показал это мероприятие.

- В таком случае может нам стоит действовать так же, как Россия, которая создает свой канал RussiaToday, вещающий на зарубеж, и уже наработавший постоянный контент среди зрителей. Может и кавказским республикам пора объединиться и создать свой телевизионный информационный продукт.

- Я думаю, что в целом концепция создания своего информационного пула обсолютно правильная, и то, что первый этап стратегии Александра Хлопонина был направлен именно на проведение масштабных мероприятий - было началом этого процесса. Сейчас стоит задача создать мощный медиакомплекс сопровождения проводимых мероприятий. Я абсолютно убежден, что, созданное сегодня в рамках IT- парк "Алания", который торжественно откроется 20 февраля во Владикавказе, Интернет-телевидение - ossetia.tv, станет ядром всей будущей кавказской информационной политики и модератором информационных потоков, которые потом будут распространяться, в том числе, и за пределы России. Хороший задел в этом направлении есть, так как ossetia.tv договорилась о распространении своих материалов через канал RussiaToday. И кроме того, сама концепция канала ossetia.tv, созданного в социальных сетях - это сегодня, что называется, на гребне волны. И то, что Осетия смогла стать лидером в создании первого регионального канала социальных медиа - это успех. Сам Хлопонин поддержал эту идею.

- Следующий вопрос касается излюбленных тем либералов - это и движение ЛГБТ, и так называемые "молитвы" в храме PussyRiot и так далее. Актуальность этих вопросов России сегодня пытается навязать Запад и Америка. По сути это еще один водораздел для общества. Кавказ - территория традиционная, где столь неоднозначные идеи воспринимаются резко негативно. Тем не менее насколько они могут быть здесь опасны?

- Я приведу пример Армении, также Кавказской республики, где 98% резко негативно относятся к движению ЛГБТ. В этом смысле интересно, что посол США в Армении несколько раз встречался с мэром Еревана только по одной проблеме - предоставление прав меньшинствам. То есть, ведется внешняя работа, точно так же, как она ведется и на территории Кавказа. В этом смысле внешнее воздействие направлено на поиск психически неадекватных людей, которые способны проводить внешнюю политику, направленную на размывание духовно- нравственного костяка российского общества, и в том числе на Кавказе. С моей точки зрения, это очень опасно. В этом смысле, наряду со стратегическими курсами России, о которых мы уже говорили, сохранение этой духовной матрицы традиционных духовно-нравственных ценностей - как раз капитал Кавказа, который необходимо сохранять.

- То есть, вот это размытие нам грозит...

- Грозит обвалом. При всех минусах прошлых 20 лет, система традиционных семейных ценностей - это некий фундамент, который сплачивал людей в кавказских республиках. А здесь попытка раскола, в том числе именно на этом фундаментальном уровне. Потому что традиционные ценности - одни из тех скреп, о которых говорил в послании Путин. И по ним целенаправленно наносится удар. С этой позиции необходимо показывать позитивный опыт кавказского региона в восприятиях этих Европейских тенденций. В Осетии фундамент этого отношения, с моей точки зрения, Глава республики Таймураз Мамсуров. Его можно назвать лидером традиционалистов, который четко и планомерно проводит линию на сохранение духовно нравственных ценностей и защите их от внешнего посягательства. Если посмотреть российское пространство, то Кавказ в данном вопросе является цементирующим монолитом, поэтому по нему также наносятся удары, и либералы под разными соусами в различных аналитических записках пытаются торпедировать стратегический, политический и экономический курсы на Кавказе как раз призывами к демонтажу духовно нравственных устоев различных народов, проживающих здесь.

- При этом проводятся занятные параллели: если вы продвинутое цивилизованное общество, то должны принимать эти ценности, в противном случае вы дикари.

- Именно. И в этом смысле это очень опасное явление. В отдельных местах на Кавказе, как мы уже говорили, есть проблемы и локальные пожары социально- экономических и политических противоречий. Идет также внешняя экспансия через Саудовскую Аравию и Катар экстремистской идеологии, направленной на раскол общества, но рецепты, которые сегодня предлагают либералы - это тушение пожара локальных проблем не водой, а бензином, который приведет к еще большей эскалации напряженности. Думаю, среди российских либералов есть люди, которые целенаправленно проводят линию не просто на отрыв Кавказа от России, а на создание мощного очага нестабильности и напряженности, который угрожает не только населению на Северном Кавказе, но и всей стране в целом. То есть, это сценарий Сирийско-Ливийский и Киевский. Его необходимо блокировать на разных уровнях.

- Экспансия радикально ислама сегодня наблюдается практически по всей территории России, не говоря уже о Кавказе. Как нам с этим быть ?

- Мы сегодня имеем прецедент, когда западными разведками целенаправленно создано экстремистское крыло, в основном из представителей исламских государств, и тех, кто исповедует ислам, проживая на территории Европы, России, а также бывших союзных республик. Создан террористический интернационал, который действует под идеологией радикального экстремизма-ваххабизма. Фактически это даже не исламское течение, а радикальная политическая доктрина, которая нацелена для борьбы с противниками. И здесь надо говорить о том, что Кавказ очень уязвим. Если мы посмотрим последние события, то увидим, что те муфтии, которые проповедовали традиционный ислам на протяжении последних десятилетий, уничтожались физически. Одновременно на деньги Катара и Саудовской Аравии молодые люди направлялись в специально созданные учреждения, которые собственно проповедовали не столько духовно-нравственные религиозные ценности, а абсолютно геополитические моменты. Конечно, эта угроза существует уже не только на Кавказе. Практически идет идеологическое проникновение и создание экстремистского подполья по сути на всей территории России. Мы видим неплохой опыт противодействия этой экстремистской идеологии на территории Чеченской Республики, где выстроена определенная система противодействия. Но Россия в целом на государственном уровне пока делает первые осторожные шаги по противодействию распространению радикализма. Сегодня необходимы авторитеты, которые будут работать с молодежью. Важнейший компонент противодействия экстремизму также информационная политика, которая должна показывать все негативные составляющие этого процесса. С моей точки зрения необходимо выявлять не только конкретных исполнителей экстремистских действий, а также откуда идет финансирование. И вопрос идеологического информационного обеспечения как раз проблема, которая еще недостаточно решается. Но, я надеюсь, что поток внешнего воздействия будет заблокирован.

Альбина Бутаева


Оцените материал:

(Нет голосов)

Авторизуйтесь пожалуйста, чтобы иметь возможность оставлять комментарии к статьям:
Логин:
Пароль:
Войти как пользователь:
Регистрация
Забыли пароль?
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов: